Не все ушедшее мертво

История душу мою полонила,
Когда довелось мне стоять в тишине
Над водами Ганга, Евфрата и Нила
В раздумьях о самом сегодняшнем дне.
Под ржанье и топот бесчисленный конский
Сначала случайно, потом неспроста,
Дороги, где шел Александр Македонский,
Как музыку боли читал я с листа.
Он кто? Полубог справедливый и добрый?
Счастливец, из тех, кто не гибнет в огне?
Жестокий философ? Великий географ?
Иль просто убийца на черном коне?
Ушедшие полузабытые тени
Ложатся на камни сегодняшних дней,
Чтоб нам открывалось столетий сплетенье,
Чтобы самое дальнее было видней.
Том Ловелл. Александр Македонский отказывается от воды в пустыне
…Войско шло по пустыне без капли воды, —
Помнишь? — шло восемь дней, десять дней…
Вдруг один из разведчиков, серый, худой,
Воротившийся с горных высот,
Шлем, почти до краев напоенный водой,
Александру навстречу несет.
Прочно ноги расставил он, чтоб не упасть.
Взор без цвета, пустыни скупей.
— Царь, — сказал он, — любой из нас может пропасть,
Без тебя все мы мертвые. Пей! —
Окружили их воины круглой толпой,
Полубредящей в муке своей.
Не для ссохшихся губ, хоть для глаз водопой, —
Войско яростно всхрипнуло: «Пей!»
Задыхаясь от запаха, поднял он шлем,
Чтоб рука была войску видна.
Молвил так:
— Одному это много. А всем
Словно капля росы для слона. —
слыша кровь, что без промаха била в висок,
Перед воинством стихшим своим
Опрокинул он шлем в раскаленный песок
И хозяину отдал сухим.
Лев Ошанин. Вода бессмертья. Роман в балладах
Загрузка ...